Символы Веры

Вера Полозкова вновь выступит в Петербурге. Для творчества границ не существует, и клуб «Космонавт» 10 ноября в 20.00 превратится в отправную точку путешествий по Индии, Италии, Америке, Англии и Украине. Организаторы обещают экраны с графикой и рисунками, которые придадут чтениям 3D-эффект. Новость об этом событии уже давно передается из уст в уста, разливая в воздухе предчувствие хорошей поэзии.

О феномене Веры Полозковой можно говорить бесконечно, пользуясь знаками равенства и неравенства, а также символами вроде «узкого ворота», «частного случая музыки и помех» и «глупостей всяких». Полозковские образы, которые ни с какими другими не спутаешь, проявляют, как следы на снегу, ее жизнь для современников.

Личность молодой талантливой девушки интересна еще и тем, что творит она свои тексты на наших глазах. Отдает их на суд литкритикам и биографам, готовым называть Полозкову куклой, распинать Гордона Марвела, миссис Корстон и других ее воображаемых друзей, обвиняя в усталости от темы. Однако очень многие находят себя в зарифмованных строчках и повторяют их от случая к случаю, цитируют друзьям и бывшим «любовям».

Отрицать то, что Полозкова популярна, невозможно. Поэтов, собирающих хотя бы буквоедовские залы, можно пересчитать по лепесткам гадалки-ромашки, а заполнить концертную площадку желающими послушать стихи, пожалуй, под силу только Вере. Жутко громко жить, когда только на твой паблик «ВКонтакте» подписано 100 000 человек. И практически невозможно — честно.

Обвиненные в отсутствие вкуса, поклонники творчества Веры Полозковой, кажется, скоро, — а может, и уже! — начнут объединяться в тайные поэтические общества. Собираясь за чашкой чая или бокалом красного полусухого, читают они близкие сердцу строфы и благоговейно «Верят». Все те, кому избалованная москвичка стоит костью поперек горла, именуют «Верящих» сентиментальными дураками. Однако связи между эмоциональными реакциями людей и их интеллектуальными способностями, как справедливо заметила кинокритик «Прочтения» Ксения Друговейко, нет никакой.

Едкие комментарии рецензентов («Стихочтиво для продвинутых нимфеток и одиноких, мечтающих о встрече с „положительным“ иностранцем студенток платных вузов…» — кричит с трибуны «Литературной газеты» Игорь Панин) контрастируют с живыми выступлениями Веры. Когда ты видишь смущение, дрожащие руки, слышишь зависшие в воздухе ритмичные фразы, чувствуешь сердечные муки и понимаешь желание иметь «прекрасных сыновей», выпады просвещенных кажутся сомнительной попыткой спровоцировать зрителей на грубость и привлечь внимание к своей персоне.

Вряд ли во второе воскресенье ноября Полозкова будет как-то иначе читать стихи, менее шумно выдыхать строчку за строчкой, сильнее обнажать душу. Однако именно поэтому и возникает вновь и вновь желание стоять в толпе у сцены и надеяться, что ни слава, ни сопровождающая ее боль не лишат Веру ее по-настоящему человеческого дара.

Слово «гуглить» давно вошло в словарь современников, а вот поэтические энциклопедии стоит немедленно пополнить новым значением слова «Верить» — а именно: читать хорошие поэтические тексты, — закрепить правописание с заглавной буквы и сочетать с фамилией «Полозкова».

Верить, Верю, Веришь, Верит, Вера.